Расплата за красивую жизнь
09.03.2020 Поделится

Расплата за красивую жизнь

Служащий ангарского банка и его мать отправятся в колонию за мошенничество на 57 миллионов.

За полчаса до оглашения решения судьи. Надеялся ли Алексей Карасов на чудо или был готов к реальному сроку? Понять это нельзя — все эмоции он держал в себе. Приговор — 6 лет лишения свободы со штрафом 700 тысяч рублей. Отбывать наказание он будет в исправительной колонии общего режима. Дело банкира, слушавшееся в Ангарском городском суде больше двух лет, наконец завершено — 25 февраля Карасовым вынесен приговор: 6 лет — идеологу, 4,5 года — подельнице. На свободе у тандема осталась лишь мать и бабушка — в одной из квартир, купленных на украденные деньги. Еще две квартиры и другое дорогостоящее имущество обращено в пользу истца — банка ВТБ, где работал осужденный и проворачивал свои махинации. В общей сложности суд доказал 57 миллионов рублей ущерба, нанесенного банку нечестным сотрудником. Имеющихся ценностей не хватит, чтобы погасить долг перед потерпевшей стороной, но вряд ли мошенники сейчас думают об этом. Скорее всего, они готовят апелляционную жалобу и будут оспаривать решение ангарского суда: аргумент у Алексея Карасова такой: «Я не присвоил, я взял попользоваться».
Три года ни одной ошибки
Напомним, как Алексею Карасову удалось разбогатеть за чужой счет: схема, которой он воспользовался, не новая — подобное дело уже рассматривалось в одном из регионов России. Скопировал он ее или сам додумался — неизвестно. В любом случае нужно быть недюжинного ума, чтобы реализовать такую сложную систему обмана и постоянно следить за ней как за живым организмом, не допуская промахов в течение трех лет. Работало это так: с мая 2013 года Карасов в должности начальника отдела прямых продаж операционного офиса «Ангарский» ЗАО «ВТБ24» (ныне ВТБ) стал вносить в списки зарплатных клиентов «новых» сотрудников. Десятки вымышленных человек он «трудоустроил» в ангарскую мэрию, на предприятия АЭХК и АНХК, в воинскую часть и так далее — все эти предприятия обслуживались в ВТБ24.
Карасов в специальной программе оформлял копии паспортов с вымышленными именами и прописками. Подписи в этих копиях ставила его мать. Далее на придуманных людей оформлялись зарплатные карты, которые банкир забирал себе якобы для передачи на производства.
Главной его целью была активация кредитных карт с лимитом в 300 тысяч рублей, которые «зарплатный клиент» получал в нагрузку к дебетовой. Чтобы кредитка активировалась, необходимо было получить деньги от реального работодателя на зарплатную карту. Для этого, имея доступ ко всем банковским счетам, Карасов менял номера карт реальных работников предприятий с несуществующими — в день зарплаты доход падал на поддельную карту, но чтобы все было гладко, обманщик тут же отправлял нужную сумму на карту того сотрудника, чьими деньгами он воспользовался. Как только введенная в оборот мошенническим способом кредитка становилась рабочей, номера дебетовых карт возвращались на свои места и продолжали действовать в обычном режиме.
За три года ангарчанин сделал клиентами банка более 400 вымышленных человек, подделал столько же паспортов, получил больше 600 банковских карт и обналичил почти 90 миллионов рублей! Деньги с карт снимала Наталья Викторовна, мать Алексея, которая давно нигде не работала, поэтому могла спокойно помогать сыну. Под покровом ночи она подъезжала к банкоматам в Иркутске и Ангарске и обналичивала деньги с кредиток.
Схема работала как часы. У тандема были тетради, в которых все четко расписано: с какой карты, куда и когда нужно зачислить минимальную сумму, чтобы не было просрочки по платежам, ведь кредитка — это тот же кредит; как только клиент пропадает из вида, его начинают искать сотрудники собственной безопасности банка. В итоге так и случилось: механизм дал сбой. Банк стал разыскивать неплательщиков и выяснил, что эти люди никогда не работали на обозначенных предприятиях, по указанным адресам оказались другие жильцы, а потом и вовсе стало ясно, что ангарчан с такими именами никогда не существовало. Все ниточки привели к Алексею Карасову: его сотрудники вспомнили, что именно он получал на руки карты клиентов, чтобы лично передать на предприятия. Когда схема была раскрыта, несмотря на то что никто из сотрудников не был в сговоре с Карасовым, уволили весь отдел, а его руководитель отправился под суд.
Игры с судом длиной в два года
Расследование дела, которым занимались сотрудники СО СЧ ГСУ ГУ МВД России по Иркутской области, длилось около года, в ноябре 2017-го оно поступило в суд. Приговор же был озвучен лишь спустя 2 года и 3 месяца! Карасовы всячески затягивали судебное следствие: четыре раза рассмотрение дела полностью приостанавливалось — подсудимые предоставляли справки об ухудшении здоровья, находились в стационарах, что исключало возможность явки их в суд. На их вы-
здоровление уходили месяцы! Слушания возобновляли и останавливали вновь. Алексей даже пытался сказаться психически нездоровым. На одном из заседаний, где побывала «Пятница», он живо демонстрировал свой «недуг», а адвокаты подсудимых взывали к суду, прося пощады для своего подзащитного. Кстати, именно из-за информации о здоровье слушания сделали закрытыми.
Неизвестно, сколько еще длились бы их разнообразные болезни, если бы внезапно мать не оказалась в СИЗО! Поводом изменить меру пресечения с подписки о невыезде на взятие под стражу стала очередная неявка подсудимой в суд. Она сообщила, что заболела, однако медучреждение не подтвердило ее слова; более того, врачи прислали документ, что в день неявки ангарчанка совершенно точно была здорова и могла принять участие в заседании.
Как только это случилось, дело пошло быстрее, и уже в течение месяца мать и сын услышали решение суда. Подсудимый, к слову, тоже поправился и слушал приговор с абсолютно здоровым, можно сказать цветущим, видом.
Приговор за два дня
Решение по делу о многомиллионном мошенничестве судья зачитывал два дня. «Пятница» побывала на заключительном заседании.
Журналистов и слушателей запустили в зал раньше остальных, затем ввели Наталью Карасову. В черной одежде, фиолетовых шлепанцах, с собранными в пучок волосами и в наручниках, она спокойно, без суеты и каких-либо эмоций на лице вошла в клетку. Дождавшись, когда руки освободят от оков, прошла в дальний угол, удобно расположилась спиной к сидевшим в зале, разулась и закинула ноги на скамейку.
Следом откуда-то с улицы пришел ее сын — высокий, статный, подтянутый. Быстро скинул куртку, поставил сумку и сел за стол. Друг на друга мать и сын даже не взглянули.
— Подсудимым Карасовым было заявлено, что он не похищал денежные средства банка «ВТБ24», а временно заимствовал их, намереваясь в дальнейшем вернуть. Деньги он давал в займы различным лицам, что приносило ему доход, — читает судья, и это добавляет новые краски образу подсудимого: не крал, а просто пользовался!
Звучат истории о том, как Наталья Карасова оспаривала почерковедческую экспертизу, как сообщала, что не знала о деятельности сына и была уверена, что просто помогает ему в работе, что деньги снимала, но все отдавала сыну… На что был расчет — неясно, ведь следствию известно, как женщина по пути в молочный отдел запросто могла зайти в соседний магазин и купить пару меховых шуб…
— Довод Карасова, что он намеревался в дальнейшем вернуть изъятые у банка деньги, какими-либо доказательствами не подтверждается и противоречит установленным обстоятельствам дела. Так, в течение 2013—2016-х годов Карасовым А.В. и Карасовой Н.В. с банковских карт, выпущенных на вымышленных лиц, было снято более 89 млн, — продолжает чтение судья.
Из приговора следует, что суд полагает доказанным ущерб от преступления на сумму 57 847 041 рубль 67 копеек, что является особо крупным размером.
В качестве смягчающих обстоятельств суд учел частичное признание вины, раскаяние в содеянном, частичное возмещение ущерба — Карасовы добровольно вернули банку почти 1,5 миллиона рублей, уменьшив свой долг до 56 с лишним миллионов.
Почти час Карасов сидел, уставившись в телефон и не поднимая глаз на собравшихся. Нервное напряжение выдавали слегка нахмуренные брови и мелкое постукивание пальцев по столу. Мать его ничем не выдавала эмоций — она как будто была над ситуацией, а вовсе не в ней.
На время озвучивания непосредственно решения судья попросил всех встать. Не поднялась со своего места лишь Наталья Карасова. Ни конвой, ни сотрудники суда настаивать не стали. Алексей же скрестил руки на груди, стараясь отгородиться от происходящего.
И вот приговор: признать обоих виновными, назначить 4,5 года лишения свободы 58-летней Наталье Карасовой и 6 лет — 34-летнему Алексею Карасову. Кроме того, обратить взыскание на арестованное имущество в пользу банка: две квартиры в доме № 31 на улице Декабрьских Событий в Иркутске, машиноместо на парковке этого же дома, гаражный бокс в кооперативе на улице Напольной в Иркутске, автомобиль Mercedes-Benz GL 400 4 Matic, коллекцию часов различных марок, в том числе «Тиссот», «Сертина», «Фредерик Констант», «Коррера», «Пилот», «Гесс» и другие, а также несколько мобильных телефонов.
В конце, как положено, судья пояснил осужденным их права и вышел. А Алексей снова сел за стол подписывать необходимые бумаги. В это время мать поднялась, потянулась, шумно зевнула и протянула руки конвою — ее тут же увели.
К Карасову подошли судебные приставы и полицейские: впереди была процедура взятия под стражу признанного виновным подсудимого. Он снял брючный ремень, цепочку и передал вещи молодой блондинке, которая, судя по прощальному поцелую, вероятно, его подруга. Мужчину увели, а на душе остался осадок. Несмотря на справедливый и в общем-то не самый жесткий приговор, внутри осталось сожаление о загубленном таланте и о саморазрушенных жизнях.
«Пятница» следила за делом ангарского банкира больше двух лет. История семейного тандема вызывала у наших читателей восхищение, несмотря на незаконность действий сына и матери: разработать такую сложную, работающую без сбоев (до поры до времени) схему, четко отслеживать более 600 кредиток, не путаться в счетах и фамилиях вымышленных клиентов банка — не всякому мошеннику такое под силу!
«К приговоренному уже подошли конвоиры, но мать даже не пытается сказать что-то в поддержку сыну. Она потянулась, зевнула и пошла к своим сопровождающим. Следователи делились в «Пятнице» мнением о Наталье Карасовой — было очевидно, что женщина довлеет над сыном, а он полностью подчинен матери: «Это понятно из их разговоров, жестов, полувзглядов. Она постоянно одергивает его, обрывает, ведет себя так, будто все знает лучше всех. Для него это норма — мать всегда права…»

 

«Пятница»