БИТВА ЗА «ЖИГУЛИ»
22.12.2017 Поделится

БИТВА ЗА «ЖИГУЛИ»

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках 1990-х. В предыдущих статьях речь шла о первой советской ОПГ — казанской «Тяп-Ляп» — и ее наследниках, грозной банде «Хади Такташ». В то смутное время желанной добычей для бандитов стали крупные предприятия.
Неудивительно, что преступные группировки не могли пройти мимо такого лакомого куска, как Волжский автомобильный завод (АвтоВАЗ) в Тольятти. За него развернулась настоящая бандитская война, которая длилась не один год и унесла немало человеческих жизней…
Ростки бандитизма
Будущий объект кровавого передела тольяттинских бандитов — Волжский автомобильный завод — был построен в 1966 году. Городок Тольятти, где расположено предприятие, считался одним из самых малонаселенных в регионе. Все резко изменилось, когда заработал автомобильный гигант: в поисках хорошей работы сюда хлынули добровольцы со всего СССР.
Как водится, на заводе сразу же появились «паразиты» — сотрудники, которые разрабатывали схемы собственного обогащения. Например, один мастер умыкнул запчасти на сумму более трех миллионов рублей. Но вплоть до 90-х годов все преступления на ВАЗе имели внутренний характер и ограничивались лишь случаями воровства.
Все изменилось, как только в городе появились местные ОПГ. Пока банды еще не окрепли, их члены лишь присматривались к заводу, тренируясь в криминальной деятельности на мелких предпринимателях и расставляя на улицах Тольятти популярных тогда наперсточников (мастеров игры в наперстки). Облагали данью и продавцов краденых с завода автодеталей. Одним из первых, кто додумался требовать деньги с торгашей, был бывший боксер Анатолий Коняев. В конце 80-х новоиспеченный бандит прижал некого Михаила Куделю (Ломаный) и заставил его отдавать процент с нелегальных продаж запчастей. Куделя был не в восторге от того, что быдловатый Коняев возжелал перевести его в постыдный ранг барыги, и решил в спешном порядке поискать другую «крышу». Разузнав у «коллег» расклад криминальных сил в городе, он обратился к авторитету Сергею Купееву (Купей) и двум бандитам, Александру Маслову и Александру Башеву (Башка), в ту пору еще ничем не примечательным. Башка сразу же предложил ликвидировать Коняева, что и было сделано: его затащили на пустырь, избили до полусмерти и бросили умирать в канаве. Коняев погиб, захлебнувшись собственной кровью, хлынувшей в ротовую полость из-за внутреннего кровотечения. Стражи порядка сработали оперативно, и вскоре криминальная троица оказалась на скамье подсудимых. Башка все взял на себя. Ему как организатору убийства дали десять лет колонии строгого режима; Маслов и Купей как сообщники получили по пять лет.
Новые схемы
Пока криминальная троица мотала срок, растущие как грибы после дождя банды начали подступаться к АвтоВАЗу. Внедриться на само предприятие им пока не удавалось, но фирменный магазин «Жигули» уже находился в их власти. На КПП завода дежурили «шестерки», они отмечали всех посетителей и требовали с них деньги. Платили все: за неповиновение рэкетиры обещали бить фары у новеньких машин. Первым, кому наконец удалось проникнуть в святая святых, был руководитель кооператива по тонировке стекол «Мираж» Владимир Биличенко (Хохол). Он продумал и воплотил в жизнь схему, по которой была организована массовая отгрузка автомобилей для различных предприятий. Благодаря его задумке с автогиганта «отмывали» 20-30 тысяч автомобилей в год. Запатентовать свою идею Хохол не догадался, и вскоре его схемой стали пользоваться и другие бандиты.
Среди них был и освободившийся в начале 90-х Маслов. Он сориентировался быстро: понял, что просто «доить» нелегальных продавцов непрактично, и задумал организовать собственный бизнес, предполагающий создание фирм-посредников по продаже автомобилей. Вскоре подтянулись его друзья из прошлого — Дмитрий Рузляев (Дима Большой), Владимир Карапетян (Вова Армян), Вадим Старцев и Евгений Совков (Совок). Приятели устраивали собрания в ресторане при гостинице «Волга». Оттуда и пошло название членов новоиспеченной ОПГ — волговские.
На пути к «успеху»
Задумка Маслова удалась в полной мере. Вова Армян со Старцевым, заручившись поддержкой благодарного Маслову Кудели, открыли некое подобие автоцентров. Дима Большой и Совок подтянули бойцов для охраны. Деньги потекли рекой, бизнес стремительно набирал обороты: покупатели безропотно переплачивали, чтобы без очереди получить вожделенный автомобиль. Волговские стали считаться главной ОПГ Тольятти.
Вскоре к кормушке присоединился Купей. Вместе с отцом Владимиром (отсидевшим в тюрьме семь лет за кражу) и братьями Валерием и Гарри он создал Купеевскую ОПГ. Самый младший — Гарри (участник боевых действий в Афганистане, награжден орденом Красной Звезды) вызвался быть телохранителем Сергея — опытный десантник понимал, что дело, на которое подписывается его семья, очень опасное. Но сначала все было тихо, по старой дружбе конфликтов с Масловым у Купея не возникало.
До поры до времени не враждовала с другими группировками и ОПГ, созданная бывалым преступником Владимиром Вдовиным (Напарник). Прозвище свое он получил на зоне, где усиленно отрабатывал приемы карате, а напарников для спарринга выбирал среди наиболее слабых «сидельцев». Вернувшись в Тольятти после отсидки за разбой и хранение оружия, Напарник тут же объединил вокруг себя местную молодежь. Он обеспечил их прибыльной «работой»: расположившись около магазинов, молодчики разводили доверчивых граждан на игру в наперстки. Но потом начались проблемы: наперсточников принялась активно гонять милиция.
Напарник тут же переориентировал своих ребят на кражи деталей с АвтоВАЗа. В ход шли любые схемы. Например, заводские сообщники Напарника вывозили запчасти под днищем или в салонах своих авто. Или на завод, якобы с целью проверки, проезжала пожарная машина. Через час-другой транспортное средство, груженое автомобильными шинами, покидало территорию. Ну, а после нововведения Хохла бригада Напарника переключилась на посреднические фирмы. Напарник полностью признал авторитет Маслова и не лез на первый план, довольствуясь своей немалой частью автозаводского пирога.
Агиевы конюшни
Между тем за успехами преступных сообществ не без ревности наблюдали конкуренты. Бандиты Владимир Агий и Александр Воронецкий мечтали крышевать весь АвтоВАЗ, но знали: пока в деле Маслов и компания, им ничего не светит. Именно усилиями этой парочки была развязана первая кровавая война криминальных группировок в Тольятти.
Пока мечты о захвате автозавода оставались только мечтами, Агий вплотную занимался рэкетом на вещевых рынках города. В 1990 году во время одного из рейдов он познакомился с «коллегой» Олегом Хорошевым (Подарок). Конкурента Владимир принял в штыки, но шустрый Олег ловко уговорил агрессора работать в связке. Впрочем, в долгосрочных планах Подарка обирание мелких торговцев не значилось. Вскоре он создал небольшую группу, состоящую из нескольких 17-летних пэтэушников, и натаскал их на кражи у продавцов местного авторынка.
Зная о собственной бригаде приятеля, Агий предложил переориентировать подростков на совершение заказных убийств, тем более что среди юных братков был некий Сергей Шилов, перворазрядник по стрельбе. Бандиты ударили по рукам и для верности скрепили договор слиянием двух группировок: Агий плюс Воронецкий и Подарок со своими тинейджерами. Подарок тут же начал искать каналы поставки оружия и чуть позже снабдил банду целым арсеналом: пистолетами Макарова и ТТ, гранатами РГД, автоматом АКСУ… Молодежь сомневалась, стоит ли идти на «мокруху», но прирожденный психолог Подарок обрисовал им такие радужные финансовые перспективы, что они, подумав, согласились.
Первый жребий судьбы пал на Напарника. Но решение отсылать на столь важное задание кустарных наемников было ошибкой. Впрочем, у пэтэушников хватило хитрости не лезть на рожон. Киллеры начали отслеживать перемещения Напарника и вскоре поняли: тот прикрыт со всех сторон, а в единственном удобном для устранения месте — дворе его дома — и вовсе дежурят снайперы. С ликвидацией этой цели было решено повременить.
Купей в плане досягаемости виделся Агию более простым вариантом. Владимир люто ненавидел Купея, который в ходе одной из разборок позорно спустил его со ступенек. Получив команду, киллеры начали ходить за Купеем по пятам. Но и тут они решили, что цель им не по зубам. Рядом с братом всегда находился верный Гарри, который тщательно «мониторил» окрестности. Подростки поняли: скорее они получат по пуле в лоб, чем устранят Купея.
Хохол на прицеле
Понимая, что дилетанты киллерского дела ни на что не годны, Агий растерялся. Но Подарок уговорил его дать новичкам еще один шанс и снарядить их на ликвидацию Хохла. Агий согласился: с бывшим другом Хохлом, который в свое время отказался делиться с ним доходами от нелегальной деятельности, у Владимира были свои счеты.
Пэтэушники, которым было обещано 100 тысяч долларов, начали тщательно выслеживать жертву, дважды назначали день убийства и оба раза возвращались ни с чем. 20 августа 1992 года киллеры решились и, прихватив обрезы, подошли к дому Хохла. Тот как раз был во дворе и копался в своих «Жигулях». Один из горе-убийц пальнул по цели, но промахнулся и угодил в припаркованное рядом авто. Когда изумленный Хохол обернулся, двор был пуст: киллеры бегали лучше, чем стреляли.
Обозленный очередным провалом Подарок лютовал и пригрозил незадачливым киллерам: или выполните свою работу, или копайте себе могилы. Подчиненные пообещали исправиться. Следующий рейд они назначили на 16 сентября. Разведка донесла: в обед Хохол поедет на встречу с покупателями партии «Жигулей». В назначенное время киллеры с обрезами пришли в уже знакомый двор. Вскоре из подъезда в окружении четырех приятелей показался Хохол. Ликвидаторы решительно направились к цели, как вдруг послышался женский крик. Супруга Хохла вышла на балкон, чтобы помахать мужу, и заметила движущихся к нему вооруженных бандитов. Убийцы от неожиданности кинулись бежать. Бригада Хохла во главе с ним самим бросилась вдогонку. Они нагнали киллеров прямо за поворотом и нарвались на пули — киллерам ничего не оставалось, кроме как, защищаясь, открыть огонь. Из всей пятерки меньше всего повезло Хохлу, который от обширной кровопотери скончался в больнице. Пока раненые друзья Хохла пытались оказать ему и себе первую помощь, ликвидаторы скрылись.
Конечно, подробности расправы наемники не рассказали, выдав шефам свою версию событий, согласно которой они хладнокровно расстреляли жертву. Подарок, Агий и Воронецкий остались довольны, щедро прибавив к обещанным ста тысячам еще столько же. И напомнили киллерам, что нужно устранить Купея. Те на кураже пообещали: все будет сделано в лучшем виде.
Последние гастроли
Ликвидаторы снова взяли в разработку Купея и вскоре выяснили, где его «ахиллесова пята». Верный Гарри всегда провожал брата до дома, но до квартиры не шел, прощался с ним около лифта, а утром встречал у подъезда. Засаду было решено организовать на лестничной клетке этажа, где находилась квартира Купея.
3 ноября 1992 года Купей, как обычно, распрощавшись с Гарри на первом этаже, поднялся в лифте на свой этаж. Чтобы дойти по квартиры, надо было преодолеть половину лестничного пролета. Внезапно перед бандитом возникли ликвидаторы: убийцы буквально изрешетили свою жертву из ПМ и опрометью кинулись вниз. Жена Купея, услышав подозрительные хлопки в подъезде, открыла дверь, и ей в объятия упало бездыханное тело мужа.
Похоронив друга, Маслов предложил Гарри взять бразды правления купеевскими, и тот, заручившись поддержкой отца, согласился. Лидер волговских и подумать не мог, что станет следующей жертвой, — настолько весомым был в ту пору его авторитет в криминальной среде Тольятти. Однако чующий близкую победу Агий приказал ликвидаторам убрать и Маслова. Неожиданно ставшие фартовыми киллеры согласились, но на дело всем скопом решили не идти: убить Маслова вызвался наемник Шилов.
Далеко киллеру идти не пришлось: по роковому стечению обстоятельств, Маслов жил на той же улице, что и ликвидаторы, — на Молодежном бульваре. В назначенный вечер 13 ноября убийца поджидал жертву на лавочке у подъезда. Маслов подъехал на своем авто и вместе с телохранителем направился к подъезду, не обратив внимания на подростка. А тот, вытащив пистолет, открыл огонь в спины Маслова и его охранника. Авторитет скончался на месте, но телохранитель выжил и узнал в ликвидаторе пособника тольяттинской «персоны нон грата» Владимира Агия. Шилов не планировал оставлять в живых свидетеля. Подойдя вплотную к лежащему на асфальте охраннику, он наставил пистолет на прикрывшего голову мужчину и нажал спусковой крючок. Но выстрела не последовало — закончились патроны. Киллеру не оставалось ничего другого, кроме как спешно ретироваться с места преступления.
Этот прокол в итоге стоил Агию свободы, а Воронецкому с Подарком — жизней. Телохранитель Маслова в этот же день дал показания в милиции и перед бандитами отчитаться не забыл. На агиевских начали охоту и правоохранительные органы, и члены двух ОПГ — Волговской и Купеевской (после расстрела Маслова у Гарри не осталось сомнений в том, кто подослал убийц к его брату).
Жизнь Агию и киллерам спасли милиционеры, которые успели задержать их, прежде чем до них добрались Гарри с единомышленниками. Агий полгода побегал от стражей порядка, скрываясь на квартире молодой жены. Преступников судили по впервые примененной в Тольятти статье 77 УК РФ «Бандитизм» и дали приличные сроки: Агий, к примеру, получил 15 лет. Мог бы и больше, но неожиданно для всех покончил с собой один из ключевых свидетелей расстрела Хохла, который заработал на бесконечных допросах психоз. Но до зоны бандиты не доехали: неожиданно для всех вышестоящий суд приговор отменил, и преступники были выпущены на волю. Прямо в лапы к ожидавшим мести волговским и купеевским, которые скрупулезно и последовательно избавлялись от врагов. И когда странный оправдательный приговор был отменен, собрать всех подозреваемых не удалось: многих к этому времени попросту не было в живых. О судьбе Агия ничего не известно — он пропал без вести.
А Воронецкому, которого за неимением прямых улик упечь в СИЗО не удалось, не хватило ума покинуть город, и 18 декабря мстительные бандиты расстреляли его, когда он гулял с собакой. Не ушел от кары и Подарок, которого отловил сам Гарри. Подарка вывезли на берег Волги и затащили на плотину Жигулевской ГЭС. Немногословный Гарри собственноручно расстрелял обидчика и столкнул труп в воду. Эта история стала легендой среди местной братвы благодаря присутствовавшему на расправе преемнику Маслова, Диме Большому, который после смерти приятеля занял волговский трон. Наступил 1993 год, который принято считать концом первого эпизода рэкетирской войны в Тольятти и началом временного перемирия.
Сирота тольяттинская
Впрочем, театр боевых действий долго закрытым не продержался. И причиной тому стали возросшие аппетиты Напарника. После смерти Маслова он рассудил, что имеет право на большую долю «калыма» с АвтоВАЗа, и попытался было взять под контроль деятельность других ОПГ. Напарник и вправду стал наращивать авторитет: братва звала его теперь не иначе как Папа, а видные политические деятели и бизнесмены города жали при встрече руку.
Порыв Напарника категорически не понравился Диме Большому. Он к тому времени сблизился с еще одним представителем преступного мира, лидером локальной ОПГ Игорем Сиротенко (Сирота). Тот тоже занимался выгоном автомобилей, но, в отличие от Напарника, чрезмерных амбиций не имел, хотя и слыл среди своих человеком корыстным и жестоким. С ним в связке Дима Большой чувствовал себя уверенно, тем более что основным союзником волговских по-прежнему считались купеевские с неизменным предводителем Гарри.
Весть об убийстве лидера купеевских застала Диму Большого во время празднования Дня Победы 9 мая 1994 года. Тело Гарри с несколькими пулевыми ранениями обнаружили в его квартире, где он жил один. Дима Большой тут же параллельно милицейскому расследованию подключил к поискам убийцы и заказчика Гарри своих ребят, но безрезультатно. Поговаривали, что расправа над авторитетом — дело рук исчезнувшего с криминальной арены, но не погибшего Агия. Но доказать это не смогли ни стражи порядка, ни бандиты.
Напарник же, напротив, был рад смерти купеевского авторитета, понимая, что теперь Дима Большой стал на порядок слабее. И тут же начал конфликтовать с Сиротой. Поводом к разборкам послужила большая партия машин, с продажи которых сиротенковские планировали выручить несколько миллионов долларов. Внезапно вмешался Напарник, который тоже имел виды на эти автомобили. Он заслал на переговоры с оппонентами своего доверенного Георгия Сидоренко, тот встретился с правой рукой Сироты Николаем Гребенниковым (Коля Уруру), но мирного разговора не вышло. Итогом беседы стал договор о «стрелке», которую назначили на 30 мая 1994 года на территории стоянки неподалеку от КПП№17 АвтоВАЗа.
Битва началась с того, что уверенный в победе Сидоренко с ходу ударил Сироту кулаком в лицо. Член Волговской ОПГ Валерий Спицын тут же вытащил свой обрез и начал палить по напарниковским.
К слову, он и сам раньше состоял в банде Напарника, более того — был одним из особо приближенных к криминальному авторитету, пока не вступился за своего шефа: его «наперсточный» бизнес хотели отжать Агий с Воронецким. Тогда Спицын, который не зря носил кличку Валера Опасный, со злости обстрелял врагов из обреза. Правда, ни в кого не попал, но молодчики тут же отозвали свои претензии на нелегальный бизнес. За свое преступление стрелок отсидел приличный срок, а когда вернулся, ожидал от босса элементарной благодарности. Но вместо «спасибо» услышал от Напарника: «Сам виноват, кто тебя просил?» — «Никто», ответил Спицын и тем же вечером отправился в гостиницу «Волга». Маслов новому члену команды был очень рад. После гибели шефа Валера Опасный сохранил свою верность волговским.
…В этот раз меткость Спицына была на высоте. Бой закончился полным фиаско для напарниковских: бывший союзник убил Сидоренко и лучшего друга Напарника Игоря Самунова (Фантомас). А один из видных бойцов Напарника Юрий Быков (Бык) в последовавшей за стрельбой потасовке лишился одного глаза. Напарник не скрывал, что будет мстить. Так началась вторая часть кровавой войны за АвтоВАЗ.
Борьба с «кротами»
К этому времени банды ввели в оборот новую схему мошенничества. С территории завода под фальшивые гарантии финансовых институтов отгонялись автомобили, которые делились между местными ОПГ. Из-за таких операций АвтоВАЗ терял около 100 миллионов долларов в год.
Первое, что сделал Дима Большой, — замахнулся на самое сердце завода — Головной центр запасных частей. Там при помощи своих наместников из Татарской ОПГ правил Напарник. Татарские промышляли как кражей автозапчастей, так и налогообложением частников, желающих приобрести необходимые детали. К стоимости каждой запчасти в обход кассы всегда прибавляли 10 процентов сверху, сумма шла в карман бандитам.
К концу лета 1994 года на предприятие пришла группа новых рабочих. И практически одновременно с этим зачастили сотрудники милиции, которые в ходе обысков обнаруживали помещения, где хранятся краденые подельниками Напарника запчасти. Татарские понимали: среди новичков есть «кроты». Бандиты установили наблюдение за прибывшими и вскоре выяснили, что некоторые из них тесно общаются с волговскими. Это был коварный план Димы Большого: вытравить врага с завода путем финансовых убытков. Последовали зачистки: стукачей устраняли, но их место тут же занимали новые волговцы.
В числе информаторов Димы Большого оказался начальник заводского транспортного цеха Юрий Болотов, фигура на АвтоВАЗе очень значимая. Этому человеку не надо было входить в курс дела: он знал обо всех тайниках на территории подведомственного предприятия. Но ликовал Дима Большой недолго: в конце октября 1994 года начальника цеха застрелили, когда он ждал автобуса. Болотов был на остановке с маленькой племянницей, которую вызвался отвезти в школу. Из-за ребенка киллер было хотел отменить исполнение задания, но двое других, работавшие на подстраховке, наставили на ликвидатора оружие и пообещали в таком случае «исполнить» его самого. Шансов выжить у Болотова не было: ему в сердце было выпущено три пули.
После этого татарские попали под милицейскую разработку и решили временно залечь на дно. А тем временем волговские поставили на место Болотова на заводе своего человека — Шамиля Митяева. Тот рьяно взялся за дело и вскоре увел из-под носа татарских сверхвыгодный контракт, переписав его на подведомственную волговским фирму. С тем же успехом Шамиль перехватил у оппонентов несколько груженых ворованными автозапчастями КамАЗов. Этнического предательства татары не простили, и участь Митяева была предопределена. 20 ноября 1994 года Шамиль отправился в гости к невесте; как только его автомобиль заехал во двор дома возлюбленной, раздалась выстрелы. Митяев погиб на месте. Киллеров чуть было не задержали проезжавшие мимо сотрудники ППС, однако им все же удалось скрыться.
Этим актом мести ликвидаторы Татарской ОПГ поставили крест на своей карьере. В начале 1995 года их арестовали почти в полном составе. Не хватало одного: тело ликвидатора с пулей в голове обнаружили на его даче. Наемники, которые так и не выдали своих заказчиков, тут же начали валить все преступления на убитого товарища, но избежать тюрьмы это им не помогло. Убийцы получили сроки от 3 до 15 лет лишения свободы. Впрочем, Напарник хоть и потерял с ликвидацией татарских киллеров былое могущество, основных позиций в криминальном автобизнесе не сдал.
Волговские, которых на АвтоВАЗе вновь начали притеснять уцелевшие лидеры Татарской ОПГ, начинали понимать, что без масштабных боевых действий не обойтись, и решили прибегнуть к помощи дружественной Слоновской ОПГ из Рязани. Те согласились предоставить Диме Большому киллеров-«гастролеров» для устранения сторонников Напарника. И вскоре в Тольятти выехала группа из восьми ликвидаторов, стараниями которых столица автопрома в середине 90-х потонула в крови. Продолжение истории битвы за «Жигули» — в следующем тексте спецпроекта «Лихие 90-е».

Lenta.ru

Теги Криминал